Козик В.В. (ру) Международная экономика и международные экономические отношения (2003)

2.7. Страны с переходной экономикой в мировом хозяйстве

2.7.1. Общая характеристика и современные особенности развития стран с переходной экономикой

Страны с переходной экономикой - это группировка государств, которые находятся в процессе реформирования политической и социально-экономической структуры, трансформации существующих здесь раньше административно-командных экономических систем в рыночную экономику. Речь идет о странах так называемого второго мира, т.е. совокупность постсоциалистических государств Центральной и Восточной Европы и бывшие советские республики. По признаку провозглашения и проведения рыночных преобразований к группе переходных можно отнести и такие азиатские государства, как Вьетнам и Китай *. Но целью процесса реформирования здесь было определено не отказ от социалистической системы, а ее совершенствование с помощью рынка и создания смешанной экономики при сохранении власти за компартией. Однако и здесь происходит реальный процесс трансформации бывшей нерыночной системы в рыночную, хотя и со своей спецификой. Это дает основания экономистам-аналитикам выделять этот регион как отдельную часть мирового хозяйства и делать обобщения, свойственные только данному странам. Такой анализ обычно является темой отдельных специальных исследований. В предоставленном ниже аналитическом материале говорится о постсоциалистические европейские страны и регион СНГ.

В процессе перестройки своих экономических систем различные государства используют разнообразные модели системных реформ как во внутренней, так и во внешней сферах. Учитывая неодинаковые стартовые условия, разное время начала преобразований (80-е годы в странах Центральной и Восточной Европы, начало 90-х годов - в постсоветских республиках), а также существенные различия в реализации указанных реформ, понятна разница в скорости продвижения по пути рыночного реформирования различных постсоциалистических странах. Наибольшего успеха в этом направлении достигли Польша, Венгрия, Чехия, Словения, Эстония, Словакия. Определенной мере результативными можно считать меры правительств большинства балканских и остальных балтийских стран. Отношении подавляющего большинства государств бывшего СССР, о успехи на пути рыночных преобразований можно говорить очень осторожно. Реально ощутимыми здесь лишь отдельные элементы структурных рыночных реформ.

Основные направления системных рыночных преобразований, которые должны быть реализованы в процессе трансформации всех переходных обществ, можно разделить на четыре широкие аналитические категории, которые тесно связаны и взаимодействуют между собой. Это:

1. Пересмотр роли государства, который среди прочего предусматривает:

а) проведение законодательной реформы, составляющими которой является конституционная, имущественная, банковская, контрактная и другие реформы;

б) реформирование законодательных институтов;

в) регулирования деятельности естественных монополий;

г) реализацию необходимых инструментов и институциональных механизмов косвенного управления экономикой, а именно - налоговой системы, контроля за бюджетом и расходами, институтов косвенного кредитно-денежного регулирования;

д) соответствующие изменения в социальной сфере, т.е. создание системы страхования безработицы при нетрудоспособности, реформирования системы социальных услуг (охраны здоровья, образования и т.д.), пенсионного обеспечения.



2. Макроэкономическая стабилизация, основными инструментами которой является проведение ужесточения налоговой и кредитной политики, решению проблемы избыточного денежной массы, пересмотр показателей расходов с целью урегулирования внешних расчетов.

3. Развитие частного сектора, приватизация, реформа производственной структуры предусматривают:

а) упрощение процедур закрытия и открытия предприятий;

б) оформление права частной собственности;

в) четкое определение и распределение права собственности (собственность на землю, промышленный капитал, жилой фонд и реальную недвижимость);

г) отраслевую и производственную реформу, ликвидацию монополий.

4. Реформа цен и рынков. Речь идет о реформировании всех видов рынков: рынка товаров и услуг, труда, финансового рынка и т.д., либерализацию цен, либерализацию внешней торговли, высвобождение структуры заработной платы, реформирования процентных ставок.

Основными моделями осуществления указанных рыночных трансформаций являются: первая - это модель "шоковой терапии", или быстрых радикальных реформ, вторая - модель постепенного, медленного или эволюционного реформирования; эту модель определяют как "Градуалистской подход". Преимущественно радикальные методы реформирования своей экономики выбрали Польша, в меньшей степени Чехия, частично Эстония. Большинство государств Восточной и Центральной Европы (Болгария, Венгрия, Словакия, Словения, Румыния) и весь регион СНГ предпочли эволюционном характера рыночных преобразований.

В наиболее реформированных сегодня экономиках постсоциалистических стран доминирующими направлениями реформирования в 90-е годы были меры, направленные на либерализацию, приватизацию и финансовую макростабилизацию.

Либерализация, или децентрализация, предусматривает ослабление контроля со стороны государства и преодоления государственной монополии в экономике на макро-и микроуровнях. Этот комплекс мер включает: освобождение цен на большинство товаров и услуг, снятие ограничений на создание частных предприятий, предоставление экономическим субъектам права выхода на мировые рынки, передачу полномочий центрального правительства местным государственным органам и негосударственном секторе.

Для сравнения глубины процесса либерализации в странах Центральной и Восточной Европы и в странах СНГ западные эксперты предложили несколько показателей экономической децентрализации. Эти показатели основываются на коэффициентах, связанных с освобождением внутренних рынков, внешней торговли и экспортных рынков, а также свободой вхождения в частный сектор. Сравнение проведено по 1989 и 1994 pp. Баллы по экономической свободы представлены в таблице 2.7.1 по шкале, определенной в пределах от 0 до 100 по сравнению со странами - членами организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Как видим, среднее количество баллов увеличилось с 3 до 70. По мнению авторов исследования это означает, что большинство из упомянутых стран прошла почти две трети расстоянии от центрального планирования к уровню экономической свободы стран ОЭСР по несколько лет.

Хотя экономическая децентрализация существенно прогрессирует, ее уровень, измеренный при помощью трех коэффициентов, поднялся неодинаково. Наибольший прогресс наблюдался в либерализации внутренних рынков, тогда как свобода вхождения в внутренние рынки росла медленнее. Государственные ограничения внешней торговли также ослабли,



и этот показатель значительно увеличился почти в 75% стран, указанных в предлагаемом исследовании.

Еще один, более универсальный, показатель измерения экономической децентрализации, предложенный современными исследователями переходных экономик, достоин внимания. Говорится о измеритель, который учитывает десять экономических факторов: 1) торговую политику, 2) налоговую политику; 3) государственное потребление продукции, 4) монетарную политику, 5) движение капитала и иностранные инвестиции; 6) политику в банковской сфере; 7) контроль цен и заработной платы 8) права собственности, 9) регулирования; 10) черный рынок. Страны оценивались по шкале от 1 до 5, причем 1 балл означал высокий уровень экономической свободы, а 5 баллов указывали на то, что государственное вмешательство или государственная собственность достигают высокого уровня, а экономическая свобода или очень ограничена, либо отсутствует. По такому критерию страны, средний балл оценки которых по вышеназванным факторами колеблется между 1 и 2, считаются странами с рыночной экономикой, между 3 и 4 - преимущественно с несвободной, а между 4 и 5 - с подавленной экономикой. Например, в страны с баллами в пределах 1 и 2 входят Гонконг, Сингапур,



Швеция, Великобритания. В страны с баллом 5 относится Куба, Лаос, Северная Корея.

Итак, по показаниям исследований, с 1990 г. - от процесса начала реформ в странах с переходной экономикой - сделан значительный прогресс в направлении свободной экономики. Исключением здесь является Украина, но и в ней начиная с 1994 г. наблюдается определенный прогресс в децентрализации экономики.

Всего на сегодняшний день экономика большинства стран Восточной и Центральной Европы в значительной мере либерализована. Среди стран, вставших на постсоветском пространстве, наибольших результатов в этом направлении достигли Балтийские страны. Преимущественно успешны страны, где четко определены права собственности, от которых прежде зависят банковские ссуды, предоставляемые частным лицам компаниями, в том числе международными финансовыми организациями, а следовательно, и возможность и эффективность экономической помощи стран Запада.

Решающее значение для выбора любой из заданных моделей реформирования постсоциалистической экономики имеет политика в области приватизации, методами реализации которой является большая и малая приватизация. Большая приватизация для стран с переходной экономикой это прежде всего процесс разгосударствления, т.е. предоставление в полную или частичную частную собственность крупных государственных предприятий. Этот процесс осуществляется на платной (выкуп предприятия его работниками или посторонними лицами, в том числе и иностранцами) или на бесплатной основе (ваучерная приватизация).

Малая приватизация предусматривает создание частных предприятий малого и среднего бизнеса. Путями ее реализации является продажа, аренда, реституция (Возврат собственности ее бывшим владельцам).

Процесс малой приватизации почти завершен в государствах Восточной и Центральной Европы и довольно успешно происходит в странах СНГ.

Большая приватизация для стран с переходной экономикой оказалась более сложным задачей, чем предполагалось в начале рыночных реформ. ее реализация проходит с разной степенью успеха. Даже в Польше, правительство которой первым из постсоциалистических стран Восточной и Центральной Европы принял закон о приватизации и планировал провести ее ускоренным темпом, за 1990-1996 pp. в частные руки было передано 414 государственных предприятий. Однако значительная часть промышленности все еще находится под контролем государства. Государственные предприятия, на которых занято почти 40% рабочей силы, обеспечивают поступление лишь 5% доходов госбюджета. В 1998 г. из 50 польских государственных компаний, которые были включены в план приватизации в частные руки перешли только 15. Сегодня эта страна вообще отказалась от плана ускоренной приватизации.

Программы бесплатной, то есть ваучерной, приватизации кроме Польши было принято в Чехии, Словакии, Болгарии, Румынии, а также в странах СНГ. Граждане этих государств получили ваучеры, боны или сертификаты, определявшие права этих граждан на определенную долю государственной собственности, подлежащей приватизации. В некоторых из стран Восточной и Центральной Европы эта доля была весьма ощутимой. Например, в Чехии ее стоимость составляла 1 тыс. дол. США, в Румынии - 500 дол. Однако практика ваучерной приватизации оказалась успешной только в Чехии, хотя этот процесс в настоящее время и здесь затормозилось. Большинство постсоциалистических стран отказались от этой формы проведения приватизации как основного инструмента перераспределения государственной собственности и перешли к платному или коммерческого варианта ее трансформации. Преимущество в этом случае почти везде отдается проведению аукционов, в том числе с участием иностранных инвесторов. А, например, для Казахстана главной формой приватизации крупных предприятий стало предоставление их в трастовое управление иностранным компаниям с последующей продажей предприятий этим компаниям на определенных условиях (погашение долгов предприятий, сохранения рабочих мест, капиталовложения в производство и т.д.) по низким ценам.

Составной приватизационных программ в странах Восточной и Центральной Европы стало проведения аграрных реформ, результатами чего является установление частной собственности на землю. Покупка / продажа земли существует в Польше, Чехии, Венгрии, Югославии; земельный рынок формируется и в других государствах региона.



В постсоветских республиках аграрные приватизационные реформы начаты в странах Балтии, в Туркменистане, Армении, Грузии и Украины.

Децентрализация экономики и прежде всего либерализация цен, процесс трансформации отношений собственности в национальных экономических системах постсоциалистических стран могут быть эффективными лишь при условии проведения правительством политики экономической и, частности, финансовой стабилизации. Стабилизационные меры предусматривают жесткие бюджетные ограничения, значительное сокращение правительственных расходов, уменьшение кредитования промышленных предприятий, формирования современной банковской системы и снижение банковских процентных ставок.

Так, речь идет прежде всего о жесткую налоговую и кредитную политику правительства. Сюда же относятся и некоторые стабилизационные инструменты внешнеэкономической сферы, а именно активное использование валютного курса - важного ориентира, влияет на ценовые параметры.

Активное проведение указанной стабилизационной политики позволяет уже через короткий срок снизить высокий уровень инфляции, возникающий вследствие либерализации цен. Так, в Польше в результате принятия мер финансовой стабилизации за шесть месяцев - с марта по август 1990 г. - инфляция снизились до 4% по сравнению с 30% за последние месяцы 1989 г. В Югославии за те же полгода уровень инфляции снизился до 10% по сравнению с 64% в декабре 1989 г.

Однако, в долгосрочной перспективе программа финансовой стабилизации оказалась успешной только там, где ограничения в денежной и кредитной сферах сочетались с мерами, направленными на создание эффективной рыночной инфраструктуры стимулирование производства, прежде всего, в малом бизнесе, а также на разработку и внедрение правовой системы гарантирования иностранных инвестиций. Этот вывод подтверждает опыт реформирования экономики в Венгрии, Польше, Словении, Чехии, Эстонии.

Составной преобразований денежно-кредитной сферы во всех постсоветских странах стало введение собственных валют, которые на сегодня являются главным платежным средством этих стран. Однако большинство национальных валют остаются слабыми, что обусловлено как инфляционными процессами, так и общеэкономических положением еще нереформированных экономик.

Внешняя макростабилизация в условиях трансформации переходных экономик предусматривает внедрение ряда мероприятий, важнейшими из которых являются регулирование валютного курса, соблюдения внешнеэкономического равновесия, в том числе в сфере внешнеторговых операций, решения проблемы задолженности и т.п..

Из существующих систем валютного регулирования большинство постсоциалистических стран предпочли установлению плавающего валютного курса с систематическим корректировкой его центральным банком. Указанное корректировки курса валюты происходит в зависимости от состояния торгового баланса, инфляционных ожиданий, уровня цен внутри страны. Некоторые из постсоциалистических стран выбрали режим фиксированных валютных курсов. В частности, в Эстонии, Литве и Болгарии установлено системы валютных комитетов (currency board), по которым национальная валютная фиксируется относительно иностранного (или относительно корзины иностранных валют) в определенном соотношении без каких-либо колебаний.

Еще один аспект политики регулирования валютных курсов - это определение степени конвертируемости национальной валюты. Среди стран Восточной и Центральной Европы практически полностью конвертируемой является венгерский форинт и чешская крона. Для остальных стран этого региона характерны определенные ограничения (меньше - в Польше, большие - в Албании) при проведении валютных операций. В переходных экономиках постсоветских государств степень конвертируемости их валют также различен. Высшим он в Киргизии, Казахстане, на Украине, России, ниже - в других странах. Наиболее существенные ограничения в этой сфере наблюдаются в Белоруссии, Туркмении, республиках Закавказья. Всего лишь Казахстан, Кыргызстан и Россия смогли в 1999 г. выйти на валютный режим, уровень которого предусматривается статьей VIII Устава МВФ, где говорится, в частности о конвертируемость по текущим операциям. Почти такой же валютный режим существует в Литве и Латвии. Эстония же вообще отменила все ограничения на движение капитала, а уровень либерализации с других валютных операций в этой стране почти соответствует стандартам западноевропейских государств.

Практически для всех постсоциалистических экономик актуальной является проблема внешней задолженности. Значительные бюджетные отчисления, направленные на обслуживание внешнего долга *, способны вызвать существенные осложнения при проведении финансово-денежной и фискальной политики. Дополнительный долговое давление на бюджет также в значительной степени обостряет решения многочисленных социальных проблем. Именно поэтому международные заемщики - Всемирный банк, МВФ, Лондонский и Парижский клубы - кредиторы, без помощи которых невозможно даже частичное решение проблемы внешней задолженности постсоциалистических государств, в своих решениях по ним руководствуются не только экономическими, но и политико-социальными критериями. Списание 50 % Задолженности Польши в 1992 г. и реструктуризация оставшегося долга, или нынешняя реструктуризация российского и украинского внешних долгов - яркое тому подтверждение.

Еще один важный внешний инструмент децентрализации переходных экономик и их макростабилизации - это либерализация внешней торговли. Несомненными выгодами от ее проведения является то, что либерализована внешняя торговля удерживает цены на импортные товары, а следовательно, и инфляцию, повышает уровень жизни, стимулирует иностранные инвестиции, а для стран Восточной и Центральной Европы еще и прокладывает путь в Европейский Союз. Среди многих экономистов до последнего времени господствовало мнение о том, что быстро проведена либерализация торговли и ценообразования способствовать ускорению трансформации постсоциалистических экономик и повышению их конкурентоспособности. Но практика реформирования в этой области свидетельствует о том, что отношение правительств и предпринимателей стран с переходными экономиками в либерализованной внешней торговли является весьма неоднозначным. Одной из существенных макроэкономических проблем, которая связана с открытием рынков, является внешнеторговый дефицит. В Эстонии, например, он достиг уровня 24% объема ВВП страны, в Хорватии - 19%. Дефицит платежного баланса Польши только за первые два месяца 2000 года составил 949 млн дол. США, или около 8,1% ВВП - цифра высокая, как для польской экономики. Очевидно такая ситуация оказывает значительное давление на курс национальной валюты и всю макрополитики. Кроме того, во экономической угрозой оказываются целые отрасли национального производства, например, текстильная или обувная промышленность или тяжелое машиностроение и особенно - сельское хозяйство, то есть те отрасли, для которых конкуренция с продукцией из-за рубежа оказывается непосильной. Такая ситуация порождает принятия протекционистских мер со стороны правительств бывших социалистических стран. Однако требования ВТО, ЕС и иностранных инвесторов, средства которых крайне нужны переходным экономикам, заставляют их руководство чаще отдавать предпочтение более свободной политике в области внешней торговли.

Если же говорить о макрореформы целом, то сегодня ведущие экономисты, и частности эксперты Всемирного Банка, на основании опыта реформирования постсоциалистических экономик утверждают, что утверждение здесь конкуренции очередь требует структурных сдвигов, тогда как либерализована внешняя торговля не является необходимым или достаточным фактором для создания конкурентной среды и модернизации экономики. Именно проведение комплексных структурных реформ дает возможность успешно реализовать реальные рыночные преобразования. Об этом показывает практический опыт реформирования наиболее продвинутых постсоциалистических экономик, которым на сегодня экономика Польши и Венгрии. Современные результаты развития этих стран дают возможность проанализировать важнейшие закономерности, этапы и составляющие процесса рыночной трансформации.

За 10 лет реформ (с 1989 г.) объем ВВП Польши и общая величина его в расчете на душу населения увеличились в 2 раза. С 1992 г. здесь начался процесс быстрого роста малого бизнеса. Он начался с торговли и услуг, а позже охватил и промышленное производство, преимущественно небольшие заводы и фабрики, которые высвободились из крупных объединений еще социалистических времен. На сегодня доля малых и средних компаний составляет более двух третей всего объема ВВП Польши.

В Венгрии десятилетняя практика реформирования обеспечила рост объема ВВП (в целом и на душу населения) в полтора раза. Но тут малый бизнес не стал основным фактором роста экономики. Венгрия перестроила структуру национальной экономики, продав большинство крупных государственных предприятий иностранным компаниям и сделав все возможное для привлечения в страну значительных инвестиций. Большая их часть сосредоточена в машиностроении, электротехнике и электронике. В 1990 г. доля этих отраслей составляла 20% объема промышленного производства и 12% выручки от всего венгерского экспорта. Сейчас этот сектор дает Венгрии более 40% промышленного производства и 60% экспорта в страны Европейского Союза. Всего на долю компаний, принадлежащих иностранцам, сегодня приходится треть всего ВВП Венгрии и три четверти экспорта страны. В результате Венгрия смогла включиться в европейские производственные системы. К тому же уровень ее интегрированности в технологические цепочки Европы является больше то, что имели Испания и Португалия, вступая в ЕС.

Наиболее важным результатом реформ в Венгрии и Польше, по мнению экспертов, является то, что в обеих странах на сегодня сформированы необходимые базовые условия для долгосрочного и устойчивого роста, такого, которое может позволить им в течение ближайшие 20 лет достичь стандартов Евросоюза.

Важными составляющими успеха в этих моделях постсоциалистической трансформации стали стремительное развитие и гибкость частного сектора, а также тот факт, что правительства стран, реструктуризуючы государственный сектор, заставили государственные предприятия заботиться о долгосрочной перспективе. В Венгрии этого добились благодаря принятию жесткого законодательства о банкротстве и продажи крупнейших компаний иностранных корпорациям. Польское правительство пошло на резкое сокращение дотаций из бюджета, чем заставил госпредприятия продавать частным компаниям свои убыточные подразделения, оставляя себе лишь основной бизнес, чтобы выжить. В одной из республик СНГ или в балканских странах подобных реформ не проводили. Даже в Чехии, стране, за годы реформ смогла обеспечить рост объема ВВП (в целом и на душу населения) более чем на 100%, до сих пор не сделано важного шага переноса акцентов в стимулировании развития экономики от убыточных индустриальных гигантов на новые виды бизнеса. Через систематическую практику предоставления значительных кредитных средств именно убыточным государственным предприятиям в 90-х годах на сегодня больше трети общих объемов всех банковских кредитов в стране является почти безнадежными, то есть практически не имеют шансов быть возвращенными, а экономика страны оказалась уязвимой для финансового кризиса 1998 г.

Важно отметить, что для преодоления трансформационного спада в Польше и Венгрии были приняты, как фискальных и финансовых, так и правовых и политических мер. В странах с переходными экономиками, которые наименее продвинулись на пути реформирования, вторая составляющая практически отсутствует.

В целом результаты десятилетнего развития бывших социалистических стран оказались для них достаточно неоднозначными. Для понимания глубины проблем осуществляемой трансформации достаточно иллюстративным пример Восточной Германии. Даже через 10 лет после падения Берлинской стены восточногерманские земли выживают только за счет гигантских субсидий западных земель. Общий объем этих субсидий за прошедшие 10 лет достиг астрономической суммы - от 600 до 800 млрд долл. США. После непродолжительного подъема в 1992 - 1994 pp. экономика Восточной Германии почти не растет. Она уже вся в частных руках, но только за последние несколько лет государству пришлось спасать от неминуемого банкротства 150 крупнейших предприятий. Восточногерманские земли потребляют в полтора раза больше, чем сами производят. Разницу покрывают субсидии западных земель. Уровень безработицы в этой части Германии составляет почти 20%.

Цена рыночных реформ высока практически для всех бывших социалистических стран. По данным Всемирного Банка, в 1989 г. только 4% населения этих стран жили за чертой бедности. В 1999 г. доля этих людей увеличилось в 10 раз и составила 40%. При этом в сложном положении оказались большинство стран бывшего Советского Союза и Южной Европы. И даже в относительно благополучных странах Центральной Европы реально выросли доходы не более 30% населения, а доходы почти 20% - резко уменьшились.

Наиболее успешную динамику развития среди стран Восточной и Центральной Европы демонстрируют, как было указано выше, Польша, Словения, Венгрия, Чехия. Данная ниже таблица отражает некоторые результаты и тенденции развития трех стран этой группы.



Эксперты, сравнивая количественные параметры развития стран Западной и Центральной Европы, прогнозируют, что для преодоления разрыва в странах Центральной Европы течение ближайших 20 лет показатель экономического роста должен быть как минимум на три процента за год выше аналогичного показателя в странах Западной Европы. К тому же этот рост должен быть обеспечен прежде всего новыми инвестициями и повышением качества товаров.

Среди постсоциалистических балканских государств последние два года наблюдаются определенные позитивные изменения в Болгарии, тогда как в Румынии происходит торможение темпов поступательного развития.

Существенные отличия развития в 90-х годах свойственны бывшим советским республикам. Прибалтийские республики, которые начали рыночные преобразования ранее и осуществляют их более целенаправленно и поступательным темпом, соответственно, раньше смогли преодолеть трансформационный спад. Уже в 1994 г. здесь появились признаки стабилизации, а с 1996 г. начался поступательное развитие экономики. Высокие показатели экономического роста среди государств Прибалтики демонстрирует Эстония. Важным фактором указанного успеха региона являются иностранные инвестиции. В Эстонии, например, объем прямых иностранных инвестиций превышает 1,2 млрд долл.. США, что для страны с населением 1,4 млн чел. достаточно большой силой.

Среди других постсоветских республик относительно успешно развиваются Узбекистан, Кыргызстан, Беларусь *. Во второй половине 90-х годов в большинстве стран этого региона укрепили стабилизационные тенденции. Это стало возможным прежде всего благодаря успехам в проведении правительствами государств жесткой финансовой политики. Ежегодные темпы рост цены упали до 10-ЗО%. Наблюдается прогресс в реформировании банковской сферы, формируется новая налоговая и бюджетная политика.

В результате проведения программ приватизации почти во всех странах - членах СНГ значительная часть производства приходится на негосударственные предприятия. их доля в ВВП стран обычно колеблется в пределах 1/3-2/3 (в зависимости от критериев классификации). Но процесс проведения приватизации во всех указанных странах происходит неравномерно, непоследовательно, вызывая значительное расслоение общества. К тому во многих государственных предприятий после приватизации снизилась эффективность. Например, в России это характерно для семи предприятий из десяти приватизированных.

В целом большинство экономистов признают, что почти все бывшие советские республики уже прошли низшую точку трансформационного спада, и с конца 90-х годов здесь начался процесс медленных экономических сдвигов. Но значительное количество проблем, связанных с реализацией рыночных преобразований, остается нерешенной (Прежде всего неплатежи, инвестиционная и бюджетная кризисы и т.д.). А экономическое рост, тенденции которого наблюдаются в последнее время, например, в России или Украина, преимущественно не является результатом действия факторов долгосрочного характера, и поэтому нет оснований для стабильности и длительности.

Только при условии проведения правительствами всех постсоциалистических государств последовательных структурных реформ, направленных на создание эффективной рыночной экономики, можно ожидать долговременного экономического роста.

2.7.2. Место и роль стран с переходными экономиками в системе мирового хозяйства

Место переходных экономик в системе мирового хозяйства определяет целый ряд противоречивых факторов. С одной стороны, это стремление подавляющего большинства бывших социалистических государств войти в политические, военные и экономические структуры Мероприятия. С другой стороны, объективная реальность современного этапа развития этих стран обусловливает необходимость активной взаимного сотрудничества стран между собой. Речь идет о существующую до сих пор зависимость большинства постсоциалистических экономик от российской топливно-сырьевой базы, низкую конкурентоспособность их национального производства, близкое географическое расположение стран. Очевидно, что вторая группа факторов в большей степени касается региона стран СНГ. В свою очередь, переориентация переходных экономик на западные (прежде всего западноевропейские) структуры зависит от скорости продвижения этих стран путем рыночных преобразований и уровня демократизации общественной жизни. Понятно, что такие страны, как Польша, Венгрия, Чехия, Словения имеют реальный шанс стать составным подразделением европейской экономической интеграции в ближайшей перспективе. Значение здесь имеет и целенаправленная политика правительств стран Восточной и Центральной Европы в этом направлении. Одним из первых ее результатов стало заметное усиление внешнеэкономических связей этих стран с Европейским Союзом. Сейчас не меньше половины оборота внешней торговли стран Восточной и Центральной Европы приходится на ЕС. Ускорению процесса переориентации способствовало заключение Европейским Союзом соглашений об ассоциированном членстве с Венгрией, Польшей, Словакией и Чехией в 1991 p.,

с Болгарией и Румынией - в 1993 г. В 1997 г. ЕС начал переговоры о полном членство в Союзе с Польшей, Словенией, Венгрией и Чехией и подготовительную работу относительно принятия в ЕС Болгарии, Румынии и Словакии. Сегодня в этом процессе участвуют и республики Балтии. Эстония - среди первых кандидатов на вхождение в Европейский Союз. Латвия и Литва находятся на стадии проведения подготовительной работы.

Прогнозируется, что в первые десять лет XXI в. присоединения наиболее продвинутых постсоциалистических стран, в первую очередь стран Восточной и Центральной Европы, в ЕС повлечет ряд противоречивых последствий. Положительными среди них, во-первых, сам факт вхождения экономик указанных стран в систему международного европейского разделения труда, формирования здесь новых отраслей специализации, ориентированных на мировые рынки. Во-вторых, значительным плюсом можно считать постепенное рост качества продукции стран восточно-и центрально региона в уровня западных стандартов, а следовательно, повышения уровня благосостояния населения этих стран. Важное значение в этом играть будущие дотации со стороны ЕС новым государствам-участникам. Объем этих дотаций только в период до 2000 должен составить 75 млрд евро.

Однако вступление в ЕС стран Восточной и Центральной Европы означает для них полную отмене всех протекционистских мер для западных рынков. Вместе значительной степени утраченными будут их сегодняшние позиции на рынках стран СНГ. Это требовать от государств Восточной и Центральной Европы дальнейшего углубления структурной перестройки их национальных экономик, которая уже сегодня является достаточно мучительной. Например, по некоторым прогнозам, в Польше с 1,5 млн крестьянских хозяйств в условиях ЕС выжить сможет только 0,5 млн.

Если дальнейшие интеграционные перспективы развития стран Восточной и Центральной Европы и государств Балтии можно считать определенными, то будущие позиции стран СНГ по вхождению в Западные экономические структуры достаточно неопределенными. Только желание стран и вынесения лозунгов об этом их правительствами мало. Без дальнейшего реального целенаправленного рыночного реформирования экономик стран СНГ любые шаги в направлении европейской интеграции будут бесплодными.

Определение роли стран с переходными экономиками в мировом хозяйстве требует учета того факта, что для развитых западных стран и новых индустриальных государств достаточно привлекательны рынки появляются в результате трансформации экономик стран второго мира с их относительно дешевой но квалифицированной рабочей силой, имеющейся ресурсной базой, значительным внутренним рынком с ненасыщенным спросом. Это обусловливает достаточно большие объемы иностранных инвестиций, направленные в регион постсоциалистических стран. Очевидно, что более значительные инвестиционные потоки направлены в страны с более реформированным экономиками, или туда, где есть значительные запасы полезных ископаемых, прежде всего, энергетических. Так, общий объем только прямых иностранных инвестиций в страны Центральной Европы (Польша, Чехия, Венгрия) за 1989-1997 pp. составляет 40 млрд дол. США. 3 этого счет уже упоминалась Эстония, которая является одним из лидеров среди постсоветских государство за объемам иностранных капиталовложений. На первое же место по объему прямых иностранных инвестиций среди республик бывшего СССР вышел Казахстан. Объем прямых иностранных инвестиций здесь в 1997 г. достиг суммы почти в 3 млрд дол. США. Более 80% всей промышленности страны контролируют иностранные предприниматели. Основные средства здесь направлены в нефтегазовый комплекс, перспективы развития которого оцениваются специалистами этой отрасли очень высоко.

Значительные иностранные капиталовложения было сделано также в разработку нефтяных месторождений Азербайджана (в 1997 г. - 1,8 млрд дол. США, а всего запланировано вложить 12 млрд долл.).. Перспективной является участие иностранных компаний в прокладке крупных магистральных газопроводов в Туркменистане, в строительстве предприятий в Кыргызстане и Узбекистане. В других странах - членах СНГ объемы прямых иностранных инвестиций значительно меньше. В Украине их сумма на 1 июля 2000 г. составила примерно 3,6 млрд долл.. США. Объясняет недостаточную заинтересованность иностранных бизнесменов в предпринимательской деятельности в большинстве стран бывшего СССР ряд негативных факторов, а именно: политическая неопределенность, недостатки правовой системы, отсутствие гарантий безопасности для иностранных предпринимателей, коррумпированность государственных чиновников, подозрительное отношение к иностранным инвесторам, непредсказуемое поведение руководителей предприятий и т.д.. Указанные факторы, а также низкий уровень жизни подавляющего большинства населения в странах с переходными экономиками, отсутствие надлежащей рыночной инфраструктуры - это те негативные составляющие, которые сдерживают процесс экономической экспансии рынков большинства постсоветских государств и без преодоления которых дальнейшее поступательное развитие этих государств существенно усложняется.

Особую актуальность этой проблеме придает тот факт, что приток иностранных инвестиций в экономику постсоциалистических стран обеспечивает им доступ к новым технологий, а следовательно возможность модернизации экономики. Классическим примером, это подтверждает, пример автомобильного альянса немецкого концерна "Фольксваген" и чешской компании "Шкода", в котором немецкая фирма имеет контролирующие позиции. Концерн "Фольксваген" пришел на "Шкоду" в 1993 г. и начал проводить обновление старой продукции. В результате чешская компания начала выпускать абсолютно новый легковой автомобиль - "Шкода-Октавиа", который теперь хорошо продается на Западе почти по западным ценам. Концерн "Фольксваген" заставил поставщиков фирмы "Шкода" выпускать комплектующие соответствующего качества. Уже в 1997 автомобиля "Шкода" на 70% собирались из деталей и узлов, произведенных местными компаниями. Их продукция и готовые автомобили "Шкода" составляют 16% всего чешского экспорта. Учитывая этот опыт правительство Чехии увеличивает количество льгот для иностранных инвесторов, планируя предоставление налоговых льгот на весь период, пока эти инвесторы приносить в страну новейшие технологии.

Прямые иностранные капиталовложения для переходных экономик - это возможность овладение опытом современной коммерции и практикой новейшего менеджмента, т.е. теми составляющими реформирования национальных экономик постоциалистичних стран могут обеспечить им надлежащее место в системе мирового хозяйства.

Одновременно с указанными выгодами и преимуществами, несет в себе процесс открытия национальных рынков международной экономике, нужно указать на его проблемный аспект. Речь идет об уязвимости еще несостоявшихся национальных хозяйств большинства постсоциалистических стран для общемировых кризисных явлений. Последствия, частности, финансового кризиса 1998 г. достаточно ярко иллюстрируют этот процесс. После обострения кризиса в Азии начался отток средств иностранных инвесторов из всех развивающихся рынков, латиноамериканской частности, а также рынков стран Восточной и Центральной Европы и России. Это повлекло существенное обострение финансовых проблем в Чехии и Болгарии, привело к обвалу российского рубля, потянув дальше за собой возникновение значительных проблем первой очередью в финансово-денежной сфере Украины, Казахстана, Кыргызстана, Беларуси. Очевидно, эти негативные последствия были бы значительно меньше, если бы экономическое положение упомянутых выше государств было бы более стабильным. Поэтому, еще раз следует подчеркнуть, что лишь последовательные рыночные реформы, экономический рост, основанный на факторах долгосрочной стабильности переходных экономик, могут стать основами дальнейшего поступательного развития любой из бывших социалистических стран. Только при таких условиях процесс мировой глобализации станет для стран с переходными экономиками стимулирующим фактором развития, а не фактором его торможение.
← prev content next →