Климко Г.Н. (ру) Основы экономической теории. Политэкономический аспект (1997)

1. Теоретическая основа анализа современной мировой экономики

Понятие экономического дискурса

Понятие "дискурс" стало актуальным в методологии постмодерна. Под ним понимают особый способ отражения объективной реальности в результате формирования нормативно-ценностных парадигм. В системе гуманитарного знания понятие дискурса впервые применил Р. Декарт в "Рассуждение о методе".

В современной научной литературе различают 16 основных типов дискурсов (табл. 1.1):



Понятие "дискурс" и "дискурсивное обоснования", с одной стороны, касаются сугубо теоретических объяснений. С другой стороны, дискурс - это, так сказать, тонкая контактная поверхность, которая сближает язык и реальность.

Можно сказать, что это совокупность принципов, правил и истин, которые дают возможность индивиду ориентироваться в пространстве и времени на определенной стадии общественно-экономической эволюции. К тому же дискурс не только

отражает теоретические представления об объекте, но и материализует мировоззрение субъекта исследования, его ментальное пространство. Таким образом, дискурс является рефлексией субъектно-объектных отношений.



Что касается экономического дискурса, то он раскрывает теоретическую экономику, но с пониманием того, что любое экономическое (или иное) знание является относительным не только через постоянную эволюцию хозяйства, но и учитывая ограничения в языковой интерпретации экономической материи, в ее математической и другой формализации. Это важно подчеркнуть, учитывая современные оценки состояния экономической теории и общественно-хозяйственной практики как в развитых, так и в странах развивающихся и постсоциалистических государствах.

Каким же предстает экономическое знание объективно, онтологически и дискурсивно, семантически, выраженное современными символами, переплавлено в тигле менее трехтысячелетней истории борьбы и страстей различных хозяйственно-экономических ладов и теоретических доктрин?

Нынешний экономический дискурс исходит из того, что предыдущее экономическое знание, в том числе его классические образцы, основывалось на индуктивном методе, а потому носило преимущественно распыленный характер, т.е. охватывало отдельные экономические ареалы, главным образом национальные экономики таких стран, как Великобритания, США, ФРГ, Франция, Италия и. А "с индуктивного изучения хозяйственных явлений, - писал Туган-Барановский еще в 1904 p., - Экономическую теорию создать невозможно ". Кроме того, в системе классического экономического знания - начиная от А. Смита и до Дж. Кейнса и М. Фридмена - доминировала евроцентристским (или западная) парадигма. Время даже в рамках этой парадигмы сосуществуют различные, часто противоположные, школы и направления, а это бесспорно свидетельствует о том, что до сих пор не удалось сформулировать хотя бы основы универсальной экономической науки - своеобразной экономической философии, метатеории, близкого к тем, что являются общепризнанными в системе естественных наук.

Можно предположить, что экономическое знание следовало путем онтогенеза, акцентируя прежде всего на индивидуальных изменениях и значительно меньше учитывая общеэкономические сдвиги, противоречия и тенденции. В третьем же тысячелетии тотальное, рассеянное знание, воплощенное в современной экономической теории, перерастает в синтез глобального концентрированного общепланетарного знания. Доминирующим сейчас становится филогенез, т.е. развитие родовых, исторических свойств и качеств - приоритет дедуктивного мышления. Одним из проявлений такого переосмысления современных хозяйственно-концептуальных реалий могла бы стать попытка сформулировать основы, принципы и отдельные характерные черты обще цивилизационной экономической теории.

Ограниченность современных экономических взглядов проявляется в том, что они все еще остаются локальными, охватывая хотя и развитая, но далеко не всю глобальную экономическую систему. Другой их существенный недостаток - это преднамеренная усложненность, отвлеченность от реальных экономических процессов, граничащей с схоластикой, а это всегда свидетельствует о нарастании кризисных процессов в науке *.

Развертывание современного экономического дискурса, очевидно, могло бы быть полным за таким логической цепочкой:

общецивилизационная субстанциальный основа -> экономические модели различной степени зрелости (ядро, или центр, переходные и периферийные экономики) -> национально-государственные экономические системы.

Субстанциальное основание глобальной экономической системы

Этапы становления глобальной экономической системы можно развернуть за такой схеме (табл. 1.2).

Аграрная цивилизация по своей временной продолжительности составляла самый период. Начало ему положила неолитическая (аграрная) революция (VIII-VII тыс. до н. Н.э.), ознаменовавшей переход от привласнювального к воспроизводственного хозяйства. В настоящее время аграрная экономика «составляла ядро цивилизации. Теоретическое, дискурсивное отражение она получила в учениях физиократов и меркантилистов. Причем классические черты аграрной экономики отразились прежде всего в трудах физиократов. Меркантилизм же, развивался и на Востоке, и на Западе более двух тысячелетий том, был характерен для переходной торговой, денежной экономики. Индустриальная экономика воплотилась в классических теориях (А. Смит, Д. Рикардо, Дж. Милль и др..) И в современных неоклассических концепциях.

Индустриальная цивилизация продемонстрировала невиданные ранее темпы экономического роста и использования в производстве различных ресурсов. Так, от 1715 до 1971 объем мирового промышленного производства вырос в 1730 раз; больше половины этого прироста пришлось на период после 1948 г. Однако дальнейшее наращивание производства такими темпами натолкнулось на природные и экономические ограничения. По экспертным оценкам, при сохранении нынешних темпов роста грани добычи тепловой энергии будет достигнуто через 75 лет. Подсчитано, что сейчас на Земном шара потребляется в тысячи раз больше пищи и сырья по сравнению с ресурсами нетронутой природы планеты. Производительность биосферы увеличилась на три математические порядки.



Таким образом, индустриальная цивилизация и соответствующая ей модель развития находятся в стадии глубокой и всеобъемлющей кризиса дало повод отдельным ученым говорить о "тотальной деструкции" (разрушение) современной цивилизации ", которая проявляется в

• неограниченному, бессистемном и бесконтрольном использовании природных богатств, в максимизации экономического роста, а не его оптимизации;

• подчинении современного образа труда прошлом, т.е. полная зависимость человека от машинного труда; доминирование технократических взглядов в социально-экономическому развитию;

• наложении, взаимопереплетения цивилизационных противоречий разного уровня, в условиях которых государственные и региональные противоречия не в состоянии преодолеть влияние глобальных процессов без радикальной перестройки глобальной системы политических и экономических отношений.

Вместе с тем процесс развития является непрерывным, и сейчас, в новом тысячелетии, все отчетливее проявляются очертания постиндустриальной, ноосферно-космической цивилизации. ее суть заключается в том, что начинается качественно новый этап, новая эпоха в развитии человечества, связанная с переходом к принципиально других источников и ресурсов социально-экономического развития. Меняется среда, в которой тысячелетиями находился человек, эволюционируют индивидуальная и коллективная сознание, ментально-психологическое пространство, что в совокупности детерминирует современное мировосприятия по другой системе, а именно - интеллектуально-креативных координат. В этой системе научно-технологический прогресс, производство материальных товаров и услуг, политические и финансово-экономические интересы должны быть не целью, а лишь средством гармонизации отношений между обществом и природой, средством утверждения высших идеалов человеческого существования - бесконечного познания, всестороннего творческого развития и нравственного совершенствования.

Главными признаками цивилизации, которая сейчас формируется, являются:

• широкая интеллектуализация производства;

• приоритетное развитие науки;

• развитие сложного умственного труда.

Качественные особенности экономики периода зарождения и становления ноосферно-космической цивилизации, с одной стороны, заключаются в решающей роли человеческого разума в формировании и воспроизведении принципиальных условий жизни общества, а с другой - в постепенном освоении космического пространства. Раскрепощения интеллектуального потенциала общества и ожидаемая в будущем психологическая революция определять интенсивные пути становления новой цивилизации.

Освоение человечеством околоземного пространства, других планет Солнечной системы можно отнести к экстенсивных направлений формирования общественно-экономических структур XXI ст. Если индустриальная цивилизация свое время возникла на волне Великих географических открытий на основе расширения "экономического поля" за счет вовлечение в хозяйственный оборот новых территорий, то будущая цивилизация получает мощный толчок в результате неуклонного космизации производства и мышления. Традиционный homo oeconomicus трансформируется в homo cosmicus.

Одной из определяющих особенностей постиндустриальной цивилизации является постепенный переход от энергетических к информационным источникам жизнедеятельности человека. Информационно-технологический способ производства сопровождается широкой информатизацией, преобладанием высоких технологий и научно-технических разработок в системе производственных факторов. Электронизация производства и быта, широкая компьютеризация, роботизация, с одной стороны, освобождают человека непосредственно с производственного процесса, ставят ее рядом с ним, а с другой - на этой основе повышаются требования к образовательно-квалификационного уровня занятых, растет интелектомисткисть производства, труда и продукта.

Речь идет о формировании достаточно гибких и динамических экономических систем, определяют ходу социального времени третьего тысячелетия и решают основное задачи производства и обращения - эффективное использование ресурсов, а также гармонизируют отношения "человек - природа" и "человек - человек" на всех уровнях микро-и макроэкономического развития.

Общецивилизационные экономические признаки и критерии

Ключевое значение в системе современного экономического знания принадлежит, бесспорно, цивилизационного признакам и критериям, которые составляют его глубокую фундаментальную основу. Принципиальный характер в системе цивилизационного дискурса имеют три основополагающих вопроса, от ответа на которые в решающей степени зависят структура экономического дискурса, а также характер и вектор экономической эволюции.

Речь идет, во-первых, о различные толкования процесса экономического развития как такового; во-вторых, о ресурсах, источники и факторы хозяйственного развития, в-третьих, о цивилизационную экономическую субстанцию - первооснову экономической материи. Телеологическая гегельянская концепция, подхваченная марксизмом, эксплуатировала воинственную идею поступательного развития и прогресса *. Однако линейность экономического развития и неуклонного прогресса - это просто утопия, процесс иррациональный в длительной исторической протяженности **. Справедливости ради следует отметить, что взрывообразный характер роста материального производства протяжении последних 200-300 лет дал определенные основания для зарождения данной концепции.

Однако исторический опыт свидетельствует о преобладании волнообразного циклического развития, точнее характеризуется понятиями "экономическая флуктуация", "Эволюция", сопровождающиеся бифуркации, нарушениями равновесия, перерывами постепенности. "Развитие и отмирание хозяйственного порядка, - писал В. Ойкен, - а также расширение и сужение хозяйственного повседневного процесса чередуются в мировой истории ".

Вторая принципиальная общецивилизационная проблема касается экономических ресурсов - Источников современной хозяйственной эволюции. Общепризнанно, что нынешняя модель так называемого агрессивного экономического развития является абсолютно бесперспективной, прежде всего из-за полноту природных ресурсов планеты. Достаточно сказать, что, по данным Всемирной энергетической конференции, запасов основных видов топливно-энергетического сырья, в частности угля и природного газа, хватит соответственно еще на 350 и 67 лет.

Решение ресурсов проблем, которые из года в год обостряются, а следовательно, и поиск одной из констант экономической эволюции, разворачиваются в двух направлениях. С одной стороны, предлагается сузить хозяйственной деятельности, ограничить экономический рост, привлечения соответствующих ресурсов и регулировать демографические процессы таким образом, чтобы в определенной степени сбалансировать соотношение между мировым производством и мировым потреблением. Попытки представителей Римского клуба реализовать идею "нулевого роста" в развитых странах, как известно, не имели успеха. Своеобразным эхом данных концепций стали угрожающий спад производства, депрессия и стагнация в странах бывшего СССР, Центральной и Юго-Восточной Европы в J990-X годах. Очевидно, что регулируемое сужение экономической активности может осуществляться на основе уменьшения численности потребителей ресурсов, т.е. вследствие реализации на глобальном уровне достаточно жесткой демографической политики, для чего в ближайшей перспективе не вырисовывается реальных механизмов.

С другой стороны, существует сложный и пока не исследован вариант решения глобальной ресурсов проблемы, который состоит из двух взаимосвязанных частей: ноосферизации и космизации экономической деятельности. Суть первой части заключается в том, что человек рассматривается не только и не столько как потребитель ресурсов, а как их активный творец. Она не только воспроизводит себя за счет окружающей мира, но и творит среды в доступных пределах и формах, выстраивая на естественном основе (биосфере) ноосферу - собственное жизненное пространство, что дает возможность смягчить жесткую естественную заданность и детерминированность в направлении развития все больших элементов автотрофность. Автотрофнисть позволяет в значительной степени ослабить экономические связи биосферы и человечества, хотя это далеко не единственный и, очевидно, не основной путь решения ресурсу-экономических проблем нового века.

Другой способ преодоления ресурсов ограничений связан с постепенной, но неуклонной космизации производства, всей хозяйственной деятельности. Речь идет не только о решении главной проблемы начала XXI в., но и о качественном трансформацию всей глобальной экономической системы.

Будущие парадигмальные изменения осуществляться эволюционно, с накоплением соответствующей критической массы и в материальной, и в интеллектуальной составляющих. В данном процессе существуют определенная преемственность, взаимосвязь, взаемозчеплення.

Экономическое знание, экономический дискурс разворачивается на основе соответствующего внутреннего генетического кода, субстанциональную основу которого составляют: производство -> Труд - стоимость (ценность) ~> богатство. Очевидно, методологическим ключом экономического дискурса XXI в. станут изменения сущности этих фундаментальных понятий экономики.

Главная особенность современной экономической эволюции состоит в переходе от энергетической к информационной составляющей, детерминирует соответствующие изменения в содержании и характере труда, в ее разделении и кооперации в национальном и глобальном масштабах. Основное парадигмальные сдвиги содержится в плоскости информационно-интеллектуальных координат производства и труда и в их общественно-экономической структуре. Это также обусловливает получение стоимости (ценности) нового содержания.

Таким образом, генетический код экономического дискурса начиная с воспроизводственного хозяйства разворачивается по таким константами:

производство -> работа -> стоимость (ценность) -> богатство.



Однако в социально-экономических системах любого уровня исключительно важное значение имеет проблема не только производства, создания богатства, но и распределения производственных ресурсов, что непосредственно связано с владением, пользованием, распоряжением, т.е. с собственностью. Есть основания полагать, что в аграрной цивилизации доминирующую роль в распределении играла земельная собственность, в индустриальной - промышленная, в ноо-сферными-космической играет интеллектуальная (См. табл. 1.2). Это, разумеется, не означает, что собственность не влияет на процесс создания богатства, производство ресурсов. Особенно это касается "Социальных" форм собственности (частная, государственная, муниципальная, корпоративная и т.п.).

Таким образом, цивилизационный экономический дискурс опирается на:

• субстанциональную основу, которая объясняет процесс производства и распределения богатства;

• ресурсов базу планеты и околоземного пространства как общее первоисточник экономической деятельности;

• вектор экономической эволюции (рис. 1.1).

Цивилизационное (глобальное) экономическое знание начало формироваться на этапе становления мирового рынка (конец XV-XVI в.), в процессе развертывания первой промышленной революции (XVIII в.) и углубление международного разделения труда, вызревания целостной ми хозяйственной системы (в конце XIX в.). Сейчас главными системообразующими факторами в мировой экономической системе, цементируют ее целостность и внутреннее единство, является научно-технологическая революция и прежде всего ее информационно-интеллектуальная доминанта; интернационализация и глобализация хозяйственной деятельности; рыночные детерминанты и рычаги, особенно различные финансовые инструменты (рис. 1.2), что в целом предопределяет создание невиданной суперсистемы финансово-информационных связей в масштабах планеты.



Одной из определяющих черт цивилизационного экономического дискурса является доминирование рыночных принципов, рыночных отношений, рыночной парадигмы, что проявляется в функционировании совокупности международных рынков: товаров и услуг, инвестиций и технологий, финансовых и валютных ресурсов, рабочей силы. В связи с этим возникает проблема соотношения рынка и дискурса. Очевидно, что полной ответственности между двумя феноменами не может быть. Рынок является сложной динамической системой финансово-экономических трансакций, совершаемых в хозяйственном глобальной среде. Дискурс выступает как система взглядов, концепций, представлений о экономическую действительность на основе большего или меньшего консенсуса по истинности тех или иных утверждений и их адекватности реальным экономическим процессам.

Дискурсивная структура международной экономической системы

Генезис экономического знания связан с преодолением определенных по-роговых пунктов, что свидетельствует о его переходе к новому качеству. Вычленение экономического знания с общей системы синкретического гуманитарного знания в XVIII в., его индивидуализация и автономизация означали достижения им порога позитивности. Когда экономическое знание стало преобладать над обычными, повседневными представлениями о хозяйстве, приобрело доминирующее значение в своей области, вступило значительной мере модельных форм, оно объективно подошло к

преодоление порога епистемологизации. Порог научности достигается на базе епистемологизации вследствие выработки формальных критериев верификации, воспроизводимости, практической осуществимости экономического дискурса. На этом этапе выкристаллизовываются определенные экономические принципы, вызревает структурная общность, формируется понятийно-категориальная адекватность, производятся элементы экономической политики. И наконец, на пороге формализации экономический дискурс развивается преимущественно на имманентной базе путем формирования собственных аксиом и теорем и других формальных структур, способных "удерживать" качество в процессе трансформации и бифуркаций, - и не только удерживать, но и объяснять новейшие процессы и явления хозяйственной жизни.

Стоит отметить, что уже на стадии научности происходит разделение экономического знания на позитивное и нормативное. На данном этапе именно цивилизационная парадигма характеризует глобальную мегасистему экономических координат, определяет ее основные количественные и качественные параметры, вектор хозяйственной эволюции, коридоре экономической свободы с ее объективными ограничениями *. Она создает тот абсолютно конкретный контекст, в рамках которого формируются отличительные черты и свойства основных эшелонов мировой экономики: ее центра, или ядра (синергизм), переходных (транзитивных) экономик и традиционных (периферийных) экономических систем (дивелопментализм). Каждая из перечисленных метасистем, развиваясь в общецивилизационном лоне, характеризуется собственной траекторией движения и имеет свою систему противоречий и ограничений.

Центр мировой экономики всегда наибольшей степени приближается к цивилизационной субстанции как ее развитая часть. Более того, он оказывает определяющее влияние на процесс эволюции самой цивилизации. В эпоху аграрной цивилизации центром мировой экономики были отдельные города или города-государства: Венеция, Генуя, Амстердам. Особенность индустриальной цивилизации составляло ярко выраженное доминирование мощнейших государств: Испании, Португалии, Голландии, Большой Великобритании, США. Сейчас функции центра, ядра глобальной экономики все больше переходят в группу наиболее развитых государств. Это прежде всего страны "большой семерки", ЕС и, наконец, ОЭСР.

Наиболее характерные штрихи к коллективному портрету этой группы стран можно ограничить такими:

• развитое рыночное хозяйство;

• наибольшая полнота источников и факторов индустриального развития;

• доминирующее положение в мировой экономике, позволяющее интенсивно привлекать к хозяйственного оборота и собственные, и заимствованные ресурсы;

• рост финансового сектора, который формирует виртуальное хозяйственное среда (bubble economy)

• смещение центра тяжести в сферу услуг, функционирования преимущественно сервисной экономики, доля рабочей силы, занятой в сфере услуг, составляет от 60 до 74%;

• рациональный выбор в условиях ограниченности ресурсов, теория поведения фирмы и потребителя (бигевиоризм), теория игр как совокупность основных принципов современной "экономикс";

• постепенный переход к постэкономического, постматериальных стадии развития, формирования "новой экономики", экономики знаний;

• смещение акцентов с обеспечения потребности выживания на основе максимизации экономического роста к вопросам максимизации качества жизни, удовлетворения социально приобретенных, дифференцированных потребностей членов общества.

Таким образом, трансформация центра мировой экономики происходит в направлении постепенного, но неуклонного формирования постматериальных, постэкономического структур с ярко выраженной тенденцией гуманитаризации экономических процессов, с смещением центра тяжести из сферы материального в область духовного богатства. Развитые страны в отличие от предыдущих обществ и развивающихся государств, наибольшей степени испытывают остроту глобальных изменений, почти "упираясь" в исчерпанность ресурсов предыдущей модели развития, сталкиваясь с кризисом индустриальной экономической парадигмы, тогда как менее развитые государства имеют еще определенный запас.

Поэтому парадигмальные сдвиги развитого рыночного хозяйства происходит двояко. С одной стороны, идет поиск новых подходов и концепций в пределах собственных рамок (эволюционная парадигма, договорная экономика и др.)., которые имеют ограниченный, локальный характер. С другой стороны, рыночная метапарадигма обогащается, получает новое пространство и шире измерение в рамках цивилизационного мегапарадигмы. Национально-государственные экономические системы, которые формируются в лоне первых двух, отражают неповторимое своеобразие географических, исторических, этнических, культурных и других особенностей того или иного государства.

Существует дифференциация экономических систем, которые сформировались и действуют в разных развитых странах. В частности различают:

• рейнскую модель капитализма, которая отражает особенности социально направленной экономики Германии, Франции, стран Бенилюкса,

Италии;

• скандинавскую модель экономики характеризует хозяйственную структуру группы североевропейских стран (Швеция, Финляндия, Дания, Норвегия)

• средиземноморскую модель, специфические черты которой отражают южноевропейские страны (Греция, Испания, Португалия)

• "островную" модель, в которой воплощаются особенности островных стран (Великобритания, Ирландия, Исландия), определяемых своеобразием как процесса экономического развития, так и применяемыми механизмами осуществления экономической политики.

Отличительные свойства присущи экономике США - учитывая ее огромный потенциал, высокий технологический уровень, либерализованного систему управления и регулирования, решающее влияние на ход мировых хозяйственных процессов и т.п..

Выделяют также англосаксонскую и немецко-японскую экономические модели (табл. 1.3).



Противоречивой оказалась японская модель экономики догоняющего типа, сочетает высокую степень государственного вмешательства в хозяйственный процесс и организацию бизнеса на основе группировки, т.е. создание огромных конгломератов вертикально и горизонтально интегрированных компаний. Экономическое Неудивительно, что демонстрировала Япония в 1960-1980 pp., изменилось затяжной депрессией и стагнацией экономики в 90-х годах.

В целом синергийного экономические системы, основанные, как правило, на неоклассической парадигме, демонстрируют высокую стабильность и умеренный динамизм, способствует сохранению относительного равновесия как в центре мировой экономики, так и в ее периферийных системах.

Итак, общецивилизационная мегапарадигмы имеет универсальный характер, охватывая субстацийни, сущностные экономические характеристики. Метапарадигма проявляется в относительно ограниченном, локальном экономическом, имеет меньшую устойчивость, подвержена более быстрых изменений. Макроэкономическая парадигма, кроме того, что она отражает национально-государственную специфику, тесно коррелирует с экономической политикой, с правовыми, политическими институтами, в концентрированном виде выражая культурологические-ментальный субстрат общества. Научная "чистота" макропарадигмы тем самым наименее выражена, тогда как на высших уровнях экономического знания эта парадигма возникает гомогенной, однородной и целостной.

Процесс эволюции экономических и социально-политических отношений характеризуется фазами их относительной стабильности и развития и трансформационными периодами (Табл. 1.4).



Приведенная схема важна для классификации процессов, происходящих в переходных экономиках, особенно в части, касающейся фазы изменения экономических и политических систем, которая длится от С до 100 лет. Очевидна необходимость разработки для этой фазы соответствующей теории, определения основных параметров трансформации и, возможно, самое главное - выработка на такой основе адекватной экономической политики.

Главная особенность трансформационных процессов в ряде государств со средним и недостаточным уровнем развития, прежде всего стран Центральной и Юго-Восточной Европы и новых независимых государств, образовавшихся на территории бывшего СССР, заключается не в возвращении к индустриальной рыночной системы, понимается упрощенно, а прежде всего в их более строгой ориентации на общецивилизационные параметры и критерии, требования и детерминанты. То есть речь идет не о догоняющий, подражательный развитие переходных обществ, не о механической вестернизацию их экономических и политических структур, а о поиске своей ниши в общецивилизационном процессе, о более тесном и органическое взаимодействие в рамках глобального единства, о ее гармонизации с учетом обострения ресурсов проблем и нарастание элементов энтропийности в мировом финансовом хозяйстве (яркий пример - события 1990-х годов в Юго-Восточной Азии, России и Бразилии).

Трансформационный дискурс может быть развернут с помощью таких теоретических моделей: "актер"-ориентированная теория, структурная теория, институциональная концепция, процессуальная модель и глобальная теория. Не умаляя возможностей названных моделей, следует заметить, что

глобальная теория дает наиболее полное и всестороннее представление о трансформационные процессы в бывших социалистических странах.

Подытоживая некоторые признаки и характерные черты переходных экономик, следует выделить прежде всего такие:

• относительная продолжительность трансформационных процессов;

• глубокие институциональные изменения, связанные с преобразованием собственности, с появлением современной рыночной и постринковои инфраструктуры;

• эшелонированная структурная перестройка экономики на современной технико-технологической и ресурсов базе;

• переход к новым источникам и факторов экономического развития, хозяйственной эволюции;

• органическое взаимодействие с внешним экономической средой;

• реструктуризация социальной политики.

Встав на путь реформ, отдельные постсоциалистические страны выбрали модель шоковой терапии, другие ушли курсом постепенных социально-экономических преобразований, получили названия градуализм (от англ. gradual - постепенный, последовательный).

• Шоковая терапия ориентируется на осуществление радикальных реформ в сжатые сроки, что требует, как правило, наличии соответствующего социального консенсуса в обществе, то есть согласия его основных слоев на проведение непопулярных и мучительных мероприятий. Ключевыми элементами шоковой терапии является либерализация экономики и макроэкономическая стабилизация с последующим обеспечением соответствующих институциональных изменений.

• градуализм отдает предпочтение созданию институциональных предпосылок рыночной экономики с одновременным постепенным формированием ее глубинных, сущностных основ (Частная собственность, свободное ценообразование, конкуренция и т.д.).

Парадигмальная доминанта переходной экономики формируется под причудливым влиянием марксистского, во многом догматизированной знания, с одной стороны, и под информационным давлением заформализованным, часто схоластических западных экономических доктрин - с другой. К тому же она испытывает искажающего влияния экономического нестабильности, политических предпочтений, мировоззренчески-культурологических особенностей.

Большой слой экономического дискурса связан с особенностями развертывания хозяйственных процессов в развивающемся мире. Доминантной основой экономической сферы этой огромной группы государств стала проблема развития, выбора пути, бы сократил угрожающий разрыв между ними и наиболее развитой частью мировой экономики. Так, соотношение между уровнями национального дохода стран ОЭСР и развивающимися странами, в середине 1960-х годов составляло 15:1, а ныне - 23:1. Экономическая философия огромного массива развивающихся стран, при всей их разнообразие итоге сводится к мучительному и часто безуспешного поиска адекватных их нынешнем положению моделей развития, к вовлечению в этот процесс всей необходимой гаммы ресурсов.

Во многих дискуссиях о причинах замедленного экономического роста подавляющего большинстве развивающихся стран, на одно из первых мест выдвигается фактор ментальности, способов экономического мышления, в широком смысле охватывают систему образования и культуры, социальную сферу. Инвестиции, менеджмент, демографические процессы, задолженность является материальной составляющей слаборозвинутости. Политэкономия экономического роста развивающихся стран, базируется на следующих основных принципах:

• тотальная трансформация экономики и всего общества;

• рыночная стратегия как основа экономических преобразований;

• экспортно ориентированная концепция национальной экономики;

• импорт капитала и технологий из индустриальных государств;

• улучшение собственных условий для международной торговли (terms of trade), для доступа на мировые финансовые рынки;

• регулирование демографических процессов.

Подчеркнем еще раз: решающая роль в создании необходимой критической массы определенных социально-экономических сдвигов в развивающемся мире, принадлежит человеческому капитала (homo clausus) - его желанию, умению и способности осуществлять модернизацию экономики и общества.

Современный экономический дискурс был бы неполным без введения в него национально-государственных хозяйственных систем, всей совокупности регулирующих и управленческих инструментов, с помощью которых осуществляется экономическая политика государства. Научная "чистота" данного уровня экономического знания, как уже отмечалось, относительно невелика. Однако нормативное, прикладное значение этой подсистемы мировой экономики остается весомым. В общем виде регулятивные механизмы управления, экономической политики современных государств опираются на четыре основных доктрины: неоклассицизм (экономический либерализм, монетаризм) кейнсианство (неокейнсианство) институционализм и марксизм. Ведущие позиции, особенно в развитых странах, занимают экономический либерализм, воплощается полно в хозяйственной практике США, Великобритании и других стран Западной Европы, и кейнсианство, которое внедряется в Японии и "новых индустриальных странах" Юго-Восточной Азии под названием "модель стратегии развития", или дивелопментализм.

Модели экономического либерализма эффективнее действуют в условиях развитых рыночных отношений и при наличии соответствующих законодательных, организационных, финансово-кредитных и банковских учреждений. Эти экономические системы являются преимущественно саморегулирующими и предусматривают минимальное вмешательство государства в хозяйственную жизни.

Дивелопментализм генетически связан с меркантилизмом и протекционизмом немецкой исторической школы. Экономическая политика осуществляется на основе акцентированного государственного вмешательства в хозяйственные процессы, она направлена, как правило, на защиту национального производства путем внедрения соответствующего налогового, таможенного, валютного, ценового режимов. Обязательными составляющими дивелопментализму является определение правительством приоритетных отраслей, государственная поддержка их развития, недопущения чрезмерной конкуренции и монополизма. Такой вариант экономического развития длительное время давал положительные результаты в Японии, Гонконге, Сингапуре, Тайване, Южной Корее, Малайзии, Таиланде, Индонезии и тому подобное. Вместе с тем именно в этих странах во второй половине 1990-х годов возникли серьезные экономические проблемы и кризисные явления, которые показали необходимость дальнейшей либерализации хозяйственных процессов, предоставления им большей прозрачности и гибкости, приведения в соответствие с тенденциями глобального, экономического развития.

Таким образом, экономический дискурс в начале третьего тысячелетия представляет собой чрезвычайно сложную совокупность разноуровневых и иерархических структур (мега-, мета-, макро-, микро-). Его субстанциальный монизм, научную гомогенность детерминирующие такие экономические константы, как труд, производство, стоимость (Ценность) и богатство, которые пронизывают все уровни и фазы глобальной экономики и универсального, общего экономического знания. Время научный полиморфизм экономического дискурса определяется функционированием в одной глобальной системе разнокачественных по своей зрелостью подсистем (синергизм, транзитивизм, дивелопментализм). Синергийного подсистема вбирает в себя экономические отношения индустриально развитых стран. Термином "транзитивизм" охватываются сложные и противоречивые хозяйственные связи, формирующиеся в переходных от плана к рынку экономиках. Дивелопментализм интегрирует огромную и достаточно пеструю совокупность развивающихся стран, Азии, Африки и Латинской Америки.

Экономический дискурс в начале третьего тысячелетия предстает как сложная совокупность разноуровневых иерархических структур, представлена на рис. 1.3.



Субстанциальный монизм экономического дискурса, его гомогенность детерминирующие такие экономические константы, как труд, производство, стоимость (ценность), что существуют

на всех уровнях и во всех сферах глобальной экономики и универсального, общего экономического знания. Плюрализм дискурса, его научный полиформизм определяются функционированием разнокачественных по своей зрелостью подсистем (Синергизм, транзитивизм, дивелопмен-тализм) в одной системе знания и многообразной общественно-экономической практики.

Главная задача мегауровне - поиск путей и способов решения главной, глобальной противоречия между растущим количеством населения планеты и сократимость природных ресурсов и источников экономического развития, определения общепланетарной (а в перспективе - космических) параметров и индикаторов общей эволюции. Гносеологическая, эпистемологическая достоверность мегапарадигмы достаточно высока вследствие наибольшей объективности процессов и экономических явлений, анализируемых на данном уровне.

Экономическая метапарадигма характеризуется высоким уровнем структурированности, дифференцированности. ее общность базируется, с одной стороны, на количественных критериям, т.е. на охвате больших совокупностей государств и их экономик, с другой - на качественных показателях, отражающих близость, родство экономик прежде с точки зрения уровней их хозяйственного, социального, технико-технологического развития. Каждая из трех метапарадигм (синергизм, транзитивизм, диве-лопментализм) претерпевает довольно жесткого воздействия общецивилизационных принципов и требований экономического развития, а также внутрисистемных факторов и противоречий.

Синергийного модель экономики наибольшей степени приближается к цивилизационного парадигмы и одновременно является наиболее восприимчивой к цивилизационных флуктуаций. ее дискурснисть в концентрированном виде отражается в современной "Экономикс". Дискурс транзитивной экономики формируется симбиотически. С одной стороны, в нем сохраняются остатки традиционного марксизма, с другой - зарождаются элементы синергийного (рыночной) экономики с существенным абсорбцией цивилизационных черт и признаков. Опираясь на интеллектуальный, образовательный потенциал и другие сравнительные и конкурентные преимущества, транзитивные экономики в процессе глобальной трансформации могут занять достойное место в общемировом разделении труда XXI в.

Традиционная (дивелопменталистська) экономика наиболее удаленная от цивилизационной субстанции, что значительно усложняет их парадигмальной совместимость. Качественные и количественные параметры этих двух уровней могут различаться на несколько порядков. Поэтому и выход этой группе государств на цивилизационную траекторию развития является наиболее сложным и трудноосуществимым.

Современный экономический дискурс, очевидно, все больше опираться на философию постмодерна, что позволит найти новый синтез противоположных взглядов. Вообще же основная суть современного экономического дискурса и его историческая наследственность заключаются в закреплении главного принципа хозяйственной эволюции - всесторонней экономии сил природы и сил человека.
← prev content next →